Известному волгоградскому поэту – 70.

Поэт Василий Степанович Макеев родом из хутора Клейменовского Новоаннинского района Волгоградской области. Стихи начал сочинять в детстве, много читал, любил декламировать Есенина. Печататься начал в 14 лет в районной газете «Авангард» – по рекомендации Федора Сухова там было опубликовано стихотворение «Соловей».

В 16 лет у Василия Макеева в Волгограде уже вышла первая книжка «Небо на плечах». С фотографии на обложке смотрел светловолосый паренек с задорной улыбкой и уверенным взрослым взглядом. В стихотворении, посвященном Есенину, он писал:

Ветры васильковые над Русью
Разные мусолят имена.
Но своею песенною грустью
Лишь тебе обязана струна.
Кто же твою славу приумножит,
Песней расплеснувшись в синеве?..
Мне б хотелось,
потому что тоже
Солнышко ношу на голове. 

У поэтической колыбели юного поэта стояли Маргарита Агашина, Юрий Окунев, Михаил Луконин, написавший в предисловии к «Небу на плечах»: «Макеев принадлежит поэзии, а поэзия принадлежит ему. Природное чувство слова, эмоциональность, душевная щедрость, чуткость, красочность, острое поэтическое зрение — его сила. Поэзия его совсем молода, она застенчива и первозданна, мудра и глубока, в ее юном сердце клокочет большая любовь к родной земле и к родным людям. Это поэзия с широко открытыми глазами».

После школы Василий Макеев поехал учиться в Москву. Спустя годы он напишет о том счастливом времени: «В 1966 году соплезвонистым хуторским казачком сразу после одиннадцатилетки, на удивление всей родне, я поступил в Литературный институт. Познания мои в поэзии были чертополошны и беспорядочны: я довольно хорошо знал Блока и Есенина, взахлеб упивался только что открытыми Пастернаком и Цветаевой, в то же время бережно хранил вырванные из «Юности» подборки стихов Евтушенко с Вознесенским и с удовольствием читал расхожие книжки какого-нибудь Волгина или Грудева».

В институте молодой поэт познакомился с Николаем Рубцовым и Василием Шукшиным, его стихи печатались в «Юности», «Знамени», «Сельской молодежи», «Волге», а к моменту окончания Литинститута в Волгограде вышла вторая книжка «Околица». Его приняли в Союз писателей.

Вернувшись в Волгоград, поэт отошел от шума столичной «околицы», его муза снова приникла к родникам отчей земли.

Когда заря на крыльях петушиных
Над кровлей леса сядет на насест,
То тонкий запах бешеной крушины
Неуловимо чудится окрест.
Тогда мирюсь с осеннею печалью,
Рву паутины липнущую нить
И жизнь свою ничем не отличаю
От той, что в листьях тихо гомонит.

В Волгограде у него выходят книги «Поклон», «Пора медосбора», «Под казачьм солнышком», в Москве – «Сенозорник». У Василия Макеева уже есть российское имя в литературе.

В 1987 году в Волгограде у поэта выходит книжка «Хлеб да соль». В ней «пора медосбора» продолжается, цветение слова мощно и полнокровно. Но «мед» уже начинает горчить — появляется тема вины перед родной землей, перед крестьянским миром, перед оставленным деревенским домом. В стихотворении «Василий» он вспоминает кота-тезку в доме матери – «у него ж душа поэта и двусмысленный прищур», но мать поругивает его за ночные похождения.

А кого корить ей, кроме
Разнесчастного кота?
В малом мире, в целом доме
две души — и пустота.

Что же, правды не порушу,
Милый тезка и родня, –
Мать с тобой отводит душу
В разговорах про меня.

На родине мелеет речка детства Паника, «неперспективностью оболганы разбрызганные хутора».

Паника… Ивы, нивы, пажити…
Куда до срока утекла?
Блесни в моей повинной памяти
Лукой казачьего седла.

В книге «Хлеб да соль» была опубликована и поэма «Годки» – о друзьях детства, сверстниках, не оторвавшихся от земли, а махнувших по молодости на целину, но потом вернувшихся домой и снова укоренившихся среди земляков, на родном Дону.

В этой книге поэт приходит к мудрому приятию неизбежной разлуки с домом:

За открытость
И нетороватость
Я люблю крестьянские сердца.
Почему ж не сходит виноватость
С моего дорожного лица?

Поэт принадлежит песенному слову, это и определяет его положение в мире. В «Оде песне» он подчеркивает эту зависимость, данную свыше: «Теперь и я в пленительной неволе влачусь за ней, как перекати-поле, пою родное русское раздолье…»

Когда-то Маргарита Агашина подарила Василию Макееву детскую фигурную свистульку и сказала: «Вася, когда тебе будет грустно, посвисти в нее…» Простой напев музы вносит лад в душу поэта и придает его жизни смысл.

В 1998 году, когда у Василия Макеева вышла книга «Чистые четверги», его выбрали Человеком года на конкурсе «Провинциальная муза». Праздничное действо проходило в Музыкальном театре, и Макеев был единственным лауреатом, который отказался подъезжать к парадному входу на «линкольне». Он стоял в сторонке и смотрел, как в соседнем сквере детей катали на живой лошади.

В последние годы у Макеева вышли книги «Утренние колокола», «В какие наши лета», «Золотая моя золотаюшка», «Казачья серьга». К 60-летию поэта был издан трехтомник «Избранное», куда вошли стихи, проза, публицистика и статьи о его творчестве. А в 2011 году вместе с женой, поэтессой Татьяной Брыксиной, они выпустили необычную книгу стихов «Наверное, это любовь» – поэтический диалог о превратностях любви, в котором каждый голос ведет свою партию.

Еще одной важной обязанностью поэт всегда считал занятия с молодежью в литературной студии Волгоградской писательской организации. Наградой за эту более чем тридцатилетнюю работу стало то, что почти все ведущие поэты и писатели города — это его бывшие студийцы.

А наград официальных у Василия Степановича тоже немало, хотя о них он никогда не говорит. Это звания заслуженного работника культуры России и почетного гражданина Волгоградской области, Всероссийские литературные премии имени Тредиаковского и «Сталинград», премия имени Луконина. Статья о поэте вошла в энциклопедию «Лучшие люди России». В хуторской школе на его родине открыт посвященный ему литературный музей.

Жизнь он воспринимает так же свежо и открыто, как в юности. Однажды, возвращаясь с Дней памяти Шукшина, проходивших в Клетской, волгоградские поэты Василий Макеев, Татьяна Брыксина, Валерий Белянский, а также автор этих строк, остановились на берегу Дона близ Иловли. Выйдя из машины, Василий Макеев сказал: “Искупаться в Дону – всё равно, что причаститься”. И искупался. Хотя это был конец сентября или даже первые числа октября.

Макеев не забронзовел, продолжает творить. О долге поэта он написал в «Оде песне»:

Чтоб ржавых лжей рассыпалась полова.
Чтоб не гнушались нашего былого,
Чтоб встала совесть свято и сурово,
Чтоб хоть одно-единственное слово
Мое в народной памяти жило.    

Татьяна Данилова   

 

https://xn--80aautttr.xn--p1ai/wp-content/uploads/2018/03/Василий-Макеев-584x800.jpghttps://xn--80aautttr.xn--p1ai/wp-content/uploads/2018/03/Василий-Макеев-150x150.jpgЦарицынская музаОбщество и КультураИзвестному волгоградскому поэту – 70. Поэт Василий Степанович Макеев родом из хутора Клейменовского Новоаннинского района Волгоградской области. Стихи начал сочинять в детстве, много читал, любил декламировать Есенина. Печататься начал в 14 лет в районной газете «Авангард» - по рекомендации Федора Сухова там было опубликовано стихотворение «Соловей».В 16 лет у Василия...Культура и общественная жизнь Волгоградской области